2017-01-16

vla: (Default)
Cмотрела этот нетипичный супергеройский сюжет во второй раз, но как будто впервые. Ведь первый был давно, лет 7 назад. Многое забыла.
На сей раз фильм воспринялся жёстче. Во-первых, потому что Ultimate Cut с увеличенным количеством надрыва, во-вторых, его мотив боязни мировой ядерной войны снова актуален, да и другие поданные проблемы я стала воспринимать глубже. В комиксе стрелка Doomsday Clock была передвинута вперёд аж к пяти до полуночи. А как вам три?

А Роршах стал восприниматься неожиданно молодым. В прошлый раз я смотрела Хранителей, когда мне было меньше двадцати пяти, теперь же мне 31, всего на 4 года младше Роршаха. Я стала критичней относиться к данному персонажу, но в то же время и сильней его понимать. Хотя в самом конце он протупил, конечно. Сложившуюся ситуацию он вполне бы мог подогнать под свою мораль, если б не поспешил раскрывать рот, а подумал хорошенько.
Доктор Манхэттен несомненно богичен, но остатки человеческого в нём проявлялись, к сожалению, стереотипно. Стремление находиться в половых отношениях. Которые ему на самом деле были уже и не нужны скорей всего, но он считал это способом привязки себя к людям, видимо. Слишком слабой привязки, не оправдавшей себя. Не думаю, что он любил партнёршу; это была лишь остаточная симпатия. А фразы про чудо и вовсе притянуты за уши. Тем более он сам потом сказал, что чудо для него - не только одна она, а и всё человечество. Неудивительно, что когда Манхэттена подставили окончательно и бесповоротно (хотя он при желании мог бы и отбелить своё имя), он уже знал, что следует сделать: удалиться и начать создавать собственные чудеса. Броуновское движение - это ведь так интересно.
Озимандия жесток, но прав. Но жесток. Сложный вопрос - сделал ли он несомненную каку, в перспективе не оправдающую себя, или его поступок таки пошёл во благо человечества с долговременным результатом. Напомню, что комикс-первоисточник рисовали в середине 80-х, когда никто ещё не ожидал скорого распада СССР и конца тогдашней холодной войны. Любопытно, как бы воспринял Озимандия это, если бы не осуществил свой план до начала девяностых. В его плане просто отпала бы надобность. На ближайшие 25 лет, по кр. мере. И Озимандия, наверное, направил бы свои финансы на что-то другое.